Тертый калач на летном поле

Сегодняшний понедельник – первый рабочий день Хартмута Медорна в новой должности: директора аварийного, недостроенного и недоделанного аэропорта Берлина и Бранденбурга. Это назначение, кажется, проливает окончательный свет на всю историю со строительством нового аэропорта, которую сопровождают задержки, аварии, недоделки и перебранки различных ответственных лиц. Что представляется как хаос, на самом деле может оказаться хитроумным сценарием, достойным экранизации. Целью всей деятельности вокруг аэропорта является не сдача его в эксплуатацию, а бесконечное строительство.

Все начиналось уже в далеком сентябре 2006 года, руководители Берлина и Бранденбурга Клаус Воверайт и Маттиас Плацек, покопавшись как дети в строительном песке, дали старт строительству аэропорта из игрушечного пистолета. Рядом с ними тогда был еще один мужчина: Хартмут Медорн, занимавший в это время пост генерального директора концерна немецких железных дорог Deutscher Bahn. В настоящее время руководство этого предприятия размышляет на тем, не подать ли на администрацию аэропорта в суд, потребовав компенсации ущерба за многочисленные проволоки и задержки. Deutsche Bahn израсходовал миллиарды на строительство  подземного вокзала под терминалом аэропорта, которым никто не пользуется.

Хартмут Медорн

Хартмут Медорн

Затем Хартмут Медорн был директором авиакомпании Air Berlin, для которой новая воздушная гавань должна была стать родным гнездом. Air Berlin уже подал в суд на аэропорт по тем же причинам, над которым все еще раздумывают в Deutsche Bahn. Теперь же Хартмут Медорн сидит в кресле директора этого аэропорта и должен нести ответственность и в суде, и в терминале, и на летном поле, и в подземном вокзале. Анекдот, да и только.

При Хартмуте Медорне в Deutsche Bahn у поездов отлетали на ходу колеса, а кондиционеры хронически не работали. В Air Berlin Хартмут Медорн сократил расходы, но не смог вернуть компанию к прибыльности. Он уже тертый калач, который видел всякие недоделки. Именно такой и нужен председателю наблюдательного совета Маттиасу Плацеку, который внезапно разворачивается на 180 градусов, требуя в будущем аэропорту продлить с таким трудом выторгованный компромисс на ночные полеты. Вместе они и станут следить за тем, чтобы новый большой аэропорт Берлина и Бранденбурга и дальше строился. Чем дольше, тем лучше: бюджет резиновый, а летать можно ведь и из маленького “Тегеля”.

Хартмут Медорн вернулся на землю