Берлин и Париж оттесняют институты Евросоюза

Одна из причин того, что Евросоюз проводит саммиты нон-стоп, заключается в том, что канцлер ФРГ Ангела Меркель намерена согласовать с парламентом Германии антикризисные меры ЕС, требующие выделения средств немецких налогоплательщиков. Завтра, в Бундестаге будет проведено специальное заседание по этому вопросу, и только затем пройдет очередной саммит Брюсселе.

Зал заседаний Бундестага

Зал заседаний Бундестага

Нелишне отметить, что Германия – это первая экономика ЕС, без которой антикризисные меры утрачивают смысл. ЕС уже утвердил председателя зоны евро и согласовал основные параметры плана европейских антикризисных мер. Далее этот документ рассмотрит Бундестаг, и, вероятно, утвердит участие в нем Германии. Только после этого лидеры ЕС снова собираются в Брюсселе 26 октября. Иными словами, лидеры ЕС оказались вынуждены не просто ратифицировать свое решение в своих национальных парламентах, как это было на протяжении всей истории сообщества, а согласовывать с Бундестагом проект ключевого документа европейского уровня еще на стадии его разработки. Хотя эта ситуация носит исключительный характер, но одновременно она создает прецедент, и в Германии уже есть политики, которые намерены превратить его в систему. На этом фоне, президент ЕС Херман Ван Ромпей особенно отметил, что “любые изменения базовых документов сообщества должны приниматься исключительно на уровне всех 27 стран ЕС”. Таким образом, он вновь постарался подчеркнуть, что из процесса не окажутся исключены не входящие в зону евро государства.

Хотя ранее саммиты ЕС всегда носили исключительный характер, именно на них принимались все ключевые решения. Однако происходило это гораздо меньшим числом участников, чьи взгляды и интересы к тому же были ближе друг к другу, чем позиции всех 27 стран ЕС. Теперь же ЕС утрачивает управляемость и способность реагировать на быстро меняющиеся условия, что и продемонстрировал в полной мере последний финансовый кризис. Он быстро подтвердил, что Еврогруппа просто не имела достаточно полномочий, чтобы оперативно решать возникающие перед государствами зоны евро финансовые проблемы. Однако на тот момент, европейские лидеры оказались не готовы создать саммит зоны евро, опасаясь появления в Европе новой границы между ее экономическим ядром и финансовой периферией.

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози

Однако похоже на то, что Париж и Берлин, несмотря на все разногласия, которые существуют между ними, оттесняют институты Евросоюза, предпринимая попытки управлять объединенной Европой. Многие наблюдатели обратили внимание на тот факт, что по итогам воскресного саммита президент Франции Николя Саркози и канцлер Германии Ангела Меркель дали совместную пресс-конференцию, как бы подчеркивая единство позиций. При этом не стоит забывать, что в настоящее время Франция и Германия разошлись в вопросе об инструментах привлечения дополнительных средств в EFSF. В Париже считают самым подходящим способом превращение EFSF в банк, который сможет получить доступ к финансированию Европейского Центробанка (ЕЦБ). Однако Берлин и ЕЦБ возражают против такой идеи, полагая, что EFSF уполномочен лишь выпускать облигации под гарантии стран-членов еврозоны, что, по сути, является первым шагом к созданию единых еврооблигаций. Средства от выпуска направляются на кредитование проблемных стран блока. В среду стороны должны придти к консенсусу.

Munich Re следит за политической конъюнктурой и продолжает списывать греческие долги